«Сон Азова» / СЛОВО / АртПроект «ИНФОРМАЛЬНОЕ ТВОРЧЕСТВО» / ЦТС «КРАСНАЯ ГОРКА» / Екатеринбург

 

 

Сегодня 16 марта. Я поехала на Азов-Гору. С утра было — 16 градусов мороза, а ближе к обеду — мороз отступил, и снова запахло весной. Полчаса в пути пролетели незаметно — «…как ждет любовник молодой минуты нежного свидания…». Чуть было не проскочила заход на гору. Все подъезды и подходы наглухо заметены.

Лишь только маленькая цепочка следов, похожих на собачьи, уходит в гору. Хотя откуда тут взяться собаке и что ей делать на горе — зайцев, что ли, ловить. Тогда, наверное, это след лисы или волка. Они тут живут, это их дом. Пошла по этому следу, вскоре проклюнулась полузаметенная лыжня, по ней я и стала подниматься.

Солнце светит так ярко, что пришлось надеть солнцезащитные очки. В лесу тишина, только белейший снег и миллионы искринок, микроскопических бриллиантиков на нем как будто дразнят — ну-ка возьми, попробуй. И я их беру и…пробую на вкус — ни с чем несравнимый вкус снега — вкус детской свободы.


       

 

       

 

 

 

Вокруг меня пронзительно голубое прозрачное небо и вертикали белых берез, зеленоватых осин и черных лип. Кроме меня здесь только местные жители — десятки заячьих следов — петелек-цепочек пересекают мою тропинку, тут же следы волко-лисов, мышек, птичек.

А еще — снежные существа на пеньках, корягах и ветках деревьев. Они живут не долго, может всего несколько часов, тая под лучами солнца, но сейчас все высыпали ближе к моей тропинке — глазеют. И я — одна в этой голубой тишине. Голубое небо, белый снег. И я — в голубом, и куртка, и шапка, и перчатки. Чувствую себя «своей».

 

Вдруг где-то вдали запела птичка. Попробовала просвистеть ее трельку — да не тут-то было. В этой тишине она прозвенела как звоночек, как колокольчик весны. Ее голосок все ближе-ближе, поднимаю голову, смотрю — кто это? Это синичка, маленькая синичка с желтой грудкой, подлетала все ближе и ближе ко мне. Присела на минутку на соседней сосне, почирикала, попикала, посмотрела на меня и…полетела дальше по своим синичьим делам. То ли поприветствовала, то ли полюбопытствовала.

Я поднимаюсь, иду не торопясь, фотографирую. Снегу немного, по щиколотку, но все равно становится жарко, как всегда. Дошла до начала поляны, и тут лыжня обрывается — мой проводник — неизвестный лыжник повернул назад. А что же я? Вижу, в сторону горы идет почти заснеженная машинная колея. Пошла по ней. Проваливаюсь сантиметров на двадцать, но под ногами плотный наст, идти можно. Прошла метров десять-пятнадцать, и колея тоже закончилась. Оглянулась, кругом ровная белизна снежной поверхности, ни единого следа. Понимаю, что дальше идти некуда — гора не пускает. Шаг вправо — по колено, шаг влево — еще глубже.

И тут до меня дошло, что гора еще спит. Гора отдыхает от людей, от их излишнего внимания. Еще покой. Еще сон. Еще — не мешайте. Невдалеке, вижу, лежит большой заснеженный валун как большой спящий зверь. Он дремлет, прикрыв глаза. Это — сторож, хранитель зимнего покоя. Ну что ж делать? Разворачиваюсь и спускаюсь.

Слева показалось преддверие Азова, там, где лик Пушкина, черпающий вдохновение с небес. Туда уходят полузапорошенные следы человека, кто-то с неделю назад подходил к скалам. Ступаю — наст, подхожу ближе к горе и… вижу молодую, можно сказать, новорожденную, сосульку, на кончике которой блестит капелька талой воды. На ярком солнце гора начала просыпаться. Еще совсем немного и полуметровая снеговая шапка горы начнет таять, множество сосулек звонкой капелью оповестят древние камни, что пора выходить из спячки, что пришла новая весна и жизнь продолжается.

И гора будет снова ждать встречи с теми, кто приходит сюда, может быть, зная зачем, но, не всегда понимая, почему. Это еще впереди.
Время идет, время придет, и я приду на эту гору.

Ольга Камаева

 

 

Смотрите произведения других авторов

 

 

  • 001
  • 002
  • 003
  • 004
  • 005
  • 006
  • 007
  • 008
  • 009
  • 010
  • 011
  • 012
  • 013
  • 014
  • 015
  • 016
  • 017
  • 018
  • 019
  • 020
  • 021
  • 022
  • 023
  • 024